пятница, 28 сентября 2012 г.

R.I.P Anna Piaggi

Королева Трендов
Она – феерия, калейдоскоп, яркая вспышка, озаряющая первые ряды показов на модных неделях, так отличающаяся от суровых и сосредоточенных редакторов моды, одетых с ног до головы в черное.
В 1962-м она вышла замуж за фотографа Альфу Кастальди (умер в 1995), с которым познакомилась в пресс-агентстве, работая переводчицей. Молодые и богемные, они регулярно наведывались в Лондон за новыми знакомствами и впечатлениями. Анна тогда работала редактором отдела моды журнала Arianna и поставила личный рекорд, отсмотрев для своей рубрики 87 лондонских магазинов за выходные. Кстати, Лондон и английскую моду в частности она называет своей «пожизненной любовью с первого взгляда». Именно тогда, с показов легендарных Biba и Ossie Clark, начался серьезный роман Анны Пьяджи и моды. Лишь ей позволено сочетать в одном наряде твид, клетку Burberry, сумку в виде Микки Мауса, очки а-ля Элтон Джон, леопардовые лосины D&G, зебровые туфли Manolo Blahnik, а в довесок трость, боа, котелок «под Чарли Чаплина» расцветки британского флага и цирковой макияж. Перебор явный, налицо сочетание несочетаемого, но в итоге Пьяджи весь вечер на арене, именно она правит бал моды уже более пятидесяти лет. И это не просто ее стиль, это образ всей ее жизни. Ее близкий друг, обувной мэтр Маноло Бланик, называет Анну Пьяджи «модной на грани реального». Действительно, в реальности никому не удается подобным образом воплотить в собственном гардеробе столь бурную фантазию. Мало того, Анна Пьяджи всю жизнь,  ежедневно и кропотливо, ведет дневник туалетов, в котором отмечает все, что одевает в свет, во избежание повторов. Ее жизненный девиз: «It’s All in the Mix!». В этом году в Лондоне, в музее Виктории и Альберта, с небывалым успехом (4000 посетителей в неделю) прошла выставка Анны Пьяджи FASHION-OLOGY. На экранах проецировались фотографии, отображающие ее жизненный путь, где Анна запечатлена с друзьями, среди которых Лагерфельд, Бланик, Кастельбажак, Гальяно, Вествуд и многие другие, а также изображения приглашений на показы, которые Анна коллекционирует, все до единого. Выставленная коллекция Пьяджи насчитывает 2865 платьев, 265 пар обуви, 932 шляпы, 29 вееров и 31 боа, и среди этого великолепия такие редкие экземпляры, как первые платья Шанель и Поля Пуаре, балетные костюмы «Русских сезонов», вещи Лагерфельда для Chloe 70-х годов. Ее собственный стиль называют уникальным по своей избыточности и эклектичности, поэтому нельзя не задаться вопросом, откуда такой сюрреалистичный подход, такой фанатизм и рвение. 
Невозможно поверить, что Анна Пьяджи получила строгое образование в закрытой школе-интернате под Миланом. Ее отец работал байером в легендарном миланском универмаге La Rinascente, а мать была личным секретарем президента этого же универмага. С детства Пьяджи окружали лучшие образцы европейской моды, поэтому неудивительно, что, проработав некоторое время гувернанткой, она захотела путешествовать и открывать для себя мир.
Кроме плодотворного сотрудничества с Антонио Лопесом для авангардного журнала Vanity, главной миссией Анны Пьяджи стала работа в итальянском Vogue. Тут стоит кое-что пояснить. Если французское издание Vogue славится патриотизмом и доскональным анализом французской же моды, британское – заумными текстами и депрессивными съемками, а американское считается верхом консерватизма, то итальянский Vogue – плодородная почва для экспериментов всех мастей. Для сравнения: если в американском издании Стивен Мейзел снимает пристойные прилизанные истории, то в итальянском спокойно публикует истории с травести-сюжетом или, того хуже, с некрофилическим подтекстом. И ему это сходит с рук, потому что Vogue Italia - гимн безумию свободы. Так вот бытует мнение, что, кроме материалов Пьяджи, в итальянском Vogue читать особо и нечего. Ее законная территория, уже вошедшая в историю рубрика Doppie Paggina, то есть «Двойные страницы», славится тем, что Пьяджи предоставлен полный карт-бланш, она вольна писать обо всем, что ее вдохновляет, от принта или слова до граффити в парижском метро. Ее страницы – уже причина читать Vogue, не считая того, что все предсказания Пьяджи в области моды безоговорочно сбываются, за что, собственно, она и носит титул Королевы трендов.
Практически все великие дизайнеры называют Пьяджи архитектором карьер. Одного ее слова или появления в наряде юного дарования достаточно, чтобы открыть гигантские врата мира моды, дать пропуск в жизнь, как когда-то она поступила с Missoni и Джулианом Макдональдом.
Бесспорно, Анна Пьяджи – феномен. Явление не только в истории моды XX века, но и в современной культуре в целом. А пытаться ее копировать бесполезно, потому что невозможно. Она такая одна, единственная и неповторимая. И запомниться всем навсегда. НЕ ЗАБУДЕМ НИКОГДА. ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ЛЕГЕНДЕ!